понедельник, 29 мая 2017 г.

Деликатес

Роскошный сад шумел вечерней листвой. Удивительные птицы завершили свою дневную песню и готовились ко сну. Ночные ждали захода солнца. Небо окрасилось невиданными красками, на которые можно смотреть ежевечерне и никогда не насмотреться. В такое время хорошо сочинять стихи и песни. Плавные, тягучие, повествующие о нескончаемой палитре чувств, зовущие к звездам… 

Малыш не смотрел на небо. Он ждал. Сегодня прилетал дед! Смотреть на небо бессмысленно – все равно не увидишь его корабля. Да и с момента, когда тот появится в атмосфере планеты и до того как сядет на лужайку возле дома, пройдет слишком мало времени. Малыш смотрел на свою руку, где поблескивали в последних лучах закатного солнца, подаренные в прошлый прилет дедом часы. На них замигает оранжевым огнем индикатор. Именно в тот момент, когда корабль ворвется в атмосферу. Малыш не хотел пропустить этот момент и все-таки он его пропустил. Отвернулся на секунду, а когда посмотрел снова, индикатор уже мигал. Но расстроиться Малыш не успел – корабль вынырнул из облаков и в мгновение ока оказался возле земли. На секунду завис над поляной и плавно сел точно в середине. Как-то тоскливо и тяжело вздохнули гравикомпенсаторы. Откинулся люк и в траву спрыгнул дед. 
-Здравствуй, мой дорогой! – громко сказал он и Малыш бросился навстречу.
-Дедушка! Дедушка, здравствуй! Тебя так долго не было. Где ты был? Ты мне расскажешь?
-Сколько вопросов? Ты весь месяц их копил? – дед шутливо потрепал Малыша по голове. – Конечно, расскажу, дай только отдышаться. И еще – у меня для тебя кое-что есть.
-А что это? Что ты привез?
-Кое-что вкусное…
Дед скрылся в корабле и через несколько секунд появился с большой сумкой. 
-Ну, идем?
Малыш пошел рядом к дому, стараясь идти в ногу с дедом.
Они зашли в украшенную вычурной резьбой беседку, где вокруг эллипсообразного стола были расставлены удобные кресла из какого-то темного дерева. 
-Подожди меня тут. Я быстро. Только дам задание повару. – Дед стремительной походкой, по которой Малыш узнал бы его из миллиона, удалился в дом.
Малыш удобно устроился в кресле и только теперь обратил внимание на закат. Какой он все-таки удивительный и неповторимый. Каждый вечер Малыш удивлялся, откуда еще берутся у природы новые краски для неба и облаков? Откуда берутся новые ноты для песен у птиц, живущих в саду? Откуда берутся новые слова у песен, ведь каждый раз когда напишешь новую, кажется, будто больше слов нету. Но в каждый новый день находятся…
-Не соскучился? – прервал его мысли вернувшийся дед.
-Нет, дедушка. Я смотрел на закат. 
-Да, закаты здесь потрясающие. Ты заметил, что краски никогда не повторяются?
-Ага. Дедушка, а ты расскажешь мне сейчас? О том, где был. 
-Ну, слушай. 
Дед устроился в кресле напротив.
-Мы были на нескольких планетах, но я расскажу тебе про одну. Она обращается вокруг маленького желтого светила. Кислородная атмосфера, почти такая же, какой дышим мы, только забитая посторонними газами…
-Почему?
-Дело в том, что всю эту планету захватили псевдоразумные существа. То есть в океанах живут истинно разумные. Они знают песни Вселенной, они умеют быть бескорыстными и они истинно разумные потому, что изначально чувствуют Любовь, но сушу полностью захватили псевдоразумные.
-Разве могут быть «псевдоазумные»? 
-Могут… Видишь ли, сперва кажется, что эта раса разумна. Суди сам – они строят жилища, добывают полезные ископаемые, имеют свой язык и традиции, они знают как выглядит любовь и умеют слагать музыку, но вот в чем штука – они убийцы. То есть, не как мы в прошлом, простые хищники, а именно убийцы! Они убивают своих собратьев, другие виды, они уничтожают окружающий мир, они выбрасывают в атмосферу миллиарды тонн вредных веществ…
-Зачем же они это делают, специально?
-Можно и так сказать. Видишь ли, у них есть сложная система взаимозачетов. То есть за выполнение некой работы им полагаются условные эквиваленты. Выглядят они как такие разноцветные листочки бумаги. Так вот получение как можно большего количества этих листочков для них является смыслом существования. На эти бумажки можно приобрести практически всё, что пожелаешь. Вот только их желания весьма примитивны. Все их сообщество на этой страсти и построено. 
-А атмосфера?
-Ах, да. Их жажда наживы заставляет их строить много разных заводов по изготовлению различных вещей. Заводы и выбрасывают в атмосферу всю эту грязь. 
-Но почему же они не сделают фильтры, чтобы не загрязнять планету?
-Они считают это неэффективным и «дорогим удовольствием».
-Действительно какие-то они неразумные…
-Вот Триумвират и Содружество Девяти Миров признали их расу вирусоидами. То есть способными лишь на размножение и уничтожение окружающей среды. И разрешили Малую Охоту! Другими словами, мы имеем право забирать небольшое количество особей для своих нужд, не обозначивая свое присутствие и не вторгаясь в устои их сообщества. 
-Дедушка, мы их теперь едим?
-Конечно! И уверяю тебя, мясо этих млекопитающих на всех сорока трех планетах считается деликатесом. 
-Но ведь они почти разумные. Разве этично есть разумных?
-Они условно-разумные. А потом они едят представителей своего собственного вида, они едят любых живых существ своей планеты. А раз их этика это позволяет, то почему бы она могла запрещать это делать нам? Так вот, к чему я это веду – я привез тебе немного. У нас будет замечательный ужин! Ты рад?
-Ух, ты! Я даже мечтать не мог, дедушка! 
-Я уже дал задание повару, нужно только полчасика подождать. А мы пока с тобой полюбуемся закатом. А может ты споешь мне свои новые песни?
-Спою, дедушка. Я сочинил много, пока тебя не было.
-Ах, да! – дед сунул руку в кармашек комбинезона и извлек из него тонкий металлический ободок. – Вот, держи сувенир. Это было на конечности нашего сегодняшнего ужина.
Малыш взял в руки кусочек металла, который пересек в корабле деда полгалактики и принялся его разглядывать. Это было простое колечко, чуть выпуклое с наружной стороны и плоское с внутренней. Внутри что-то похожее на простенький узор. 
Малыш повертел его в руках некоторое время, решил ,что это примитивное украшение и положил его на стол. Ему очень хотелось начать петь, ведь он столько сочинил к прилету деда!
И он, не дожидаясь повторной просьбы, запел. Он пел о космосе, о его необъятной глубине, о его удивительных мирах, о галактиках и квазарах, о жизни и смерти, о красоте вселенной и любви ее обитателей...
А на столе сиротливо лежало маленькое колечко с надписью на внутренней стороне: «Маша, я тебя люблю! Твой Володя»

Комментариев нет:

Отправить комментарий